В Ингушетии появились охотники на колдунов (Третья часть)



Первая часть тут 👈

Вторая часть тут 👈

О Слепцовском кладбище ингуши отзываются недобро. Мол, по ночам туда ходят женщины за землей с безымянных могил. Закапывают там фотографии мужей и жен, сложив их лицами друг от друга и обмотав полиэтиленом — чтобы развелись. Там же недавно лекарь Барахоев искал могилу некоего Александра Скворцова: джинн на сеансе проговорился, что порча спрятана в ней. Не нашел.

Читать дальше

В Ингушетии появились охотники на колдунов (Вторая часть)


Первая часть тут 👈

Жители Ингушетии с полуслова понимают, о чем мы делаем материал. Каждый наш собеседник или страдал от порчи, или лечился от нее, или заказывал ее, или наводил колдовство в ответ на другую порчу, или жил по соседству с ведьмой — или хотя бы лечил боли в спине привязанной к позвоночнику сырой рыбой по совету колдуний-знахарок. И точно знает тетушку или брата, который недавно ездил к ведьме или гадалке.

Через пару дней складывается впечатление, что нет в республике человека, с темой порчи незнакомого.

Читать дальше

В Ингушетии появились охотники на колдунов (Первая часть)


Олеся Герасименко
Би-би-си
21 марта 2019


В Ингушетии появились охотники на ведьм. В республике стала так популярна вера в порчу, что активисты борются с ней, врываясь в масках и с оружием в дома предполагаемых колдунов. Би-би-си выяснила, зачем ингуши насылают друг на друга джиннов.

Читать дальше